Галина (gkult_biology) wrote,
Галина
gkult_biology

Categories:

Розалинда Франклин

Ее имя известно и "раскручено" намного больше, чем того же Игнаца Земмельвейса. Не так уж давно все это было, да и биография ее при должном умении может сгодиться как яростным защитницам феминизма, так и охотникам до всякого рода сентиментальных историй. А мне интереснее другое – роль в жизни случайности, влияние на нее сложившихся стереотипов и трудность их преодоления.

И еще. Меня поразило, насколько она красивая...


Розалинда Франклин родилась в 1920 году в Лондоне в состоятельной еврейской семье.

По мнению отца, Розалинда должна была стать социальным работником, но вопреки его желанию она рано начала интересоваться наукой, блестяще окончила школу и поступила в Кембридж, что для женщины в те времена было не так-то просто. По его окончании она защитила кандидатскую диссертацию по физической химии и разработала свою собственную методику рентгеновского анализа структуры веществ.

После войны Розалинда работала в Париже, где успешно применила свой метод к изучению угля, а в 1951 году вернулась в Лондон и поступила в лабораторию Морриса Уилкинса, где принялась за исследование ДНК. В те годы всем уже было ясно, что ДНК отвечает за хранение наследственной информации, и ее структура оставалась фактически единственной не изученной из всех основных классов органических веществ. Пахло нобелевкой, причем очень явственно.

 И в Англии, и в Америке мгновенно нашлись ученые, прекрасно державшие нос по ветру и почти в открытую вступившие в азартную погоню за Нобелевской премией (причем все они были друг с другом хорошо знакомы, я себе представляю их "сердечные" приветствия при встречах…).

Шеф Розалинды Моррис Уилкинс считал ее только неплохим лаборантом, не веря в ее способность делать самостоятельные выводы. Это неимоверно задевало ее гордость и закончилось тем, что всего через два года она ушла из лаборатории и вернулась в Париж. Но за эти два года она – единственная в мире! – получила столь точные рентгеновские снимки ДНК, что при одном взгляде на них идея о знаменитой двойной спирали возникала сама собой.

Известно, что Уилкинс тайком от Франклин показал ее снимки "сладкой парочке", впоследствии получившей мировое признание за открытие структуры ДНК – Джеймсу Уотсону и Френсису Крику. И только после этого они смогли написать статью, стоившую им Нобелевской премии. Не будь этих рентгенограмм – не было бы и открытия.

Я не знаю, почему Розалинда не сама довела работу до конца. То ли она думала, что сможет получить еще более точные снимки, то ли ей мешала невыносимая обстановка в лаборатории, то ли ей просто не хватило толики здорового авантюризма и предприимчивости, чего у Уотсона и Крика было хоть отбавляй. Но тем не менее случилось то, что случилось.

В 1962 году, когда открытие структуры ДНК было удостоено Нобелевской премиеи, ее получили трое ученых – Джеймс Уотсон, Френсис Крик и Моррис Уилкинс. Возможно, Розалинде Франклин тоже досталась бы ее доля, но в 1958 году, в возрасте 37 лет, она умерла от рака яичников, развившегося, скорее всего, из-за ее постоянной работы с рентгеновским излучением. Тогда же еще не очень понимали, насколько это опасно…

Ну а потом, как это часто бывает, вокруг ее имени собралось множество желающих водрузить ее на знамена всяческого толка, и перекосы пошли уже совсем в другую сторону.

Использованные материалы: Википедия, Григорий Зеленко "Розалинда Франклин - темная леди ДНК", Дин Хеймер "Тернистый путь к двойной спирали", Rosalind Franklin, пост Натальи Радуловой.
Tags: биология, жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments